Главная > Нечеткие вычисления > Принятие решений. Метод анализа иерархий
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

ПРЕДИСЛОВИЕ

При принятии управленческих решений и прогнозировании возможных результатов лицо, принимающее решение, обычно сталкивается со сложной системой взаимозависимых компонент (ресурсы, желаемые исходы или цели, лица или группа лиц и т.д.), которую нужно проанализировать. По-видимому, чем глубже человек вникает в эту сложность, тем лучше будут его прогнозы или принимаемые решения. В этой книге излагается теория, применение которой сводит исследование даже очень сложных систем к последовательности попарных сравнений соответствующим образом определенных компонент.

Эта теория начала зарождаться осенью 1971 г., когда я работал над проблемами планирования в непредвиденных обстоятельствах для Министерства обороны США. Становление теории происходило в 1972 г. во время исследований по нормированию электроэнергии для отдельных видов промышленности в соответствии с их вкладом в благосостояние страны, проводимых для Национального научного фонда. Появление шкалы для численной оценки суждений относится к событиям лета 1972 г. в Каире, где я проводил анализ влияния состояния «ни мир, ни война» на экономический, политический и военный статус Египта.

Зрелость для практического приложения теория стала приобретать с исследования под моим руководством транспортной системы Судана в 1973 г. Особенно интенсивно теория развивалась в 1974-1978 гг., когда было много самых разнообразных приложений. В частности, проводились анализ терроризма для Агентства по контролю над вооружениями и разоружением в Вашингтоне, в котором я проработал семь лет (опубликовано в книге, изданной под редакцией доктора Р. Купермана), исследование других конфликтов (например, конфликт в Северной Ирландии), а также решался вопрос размещения ресурсов в соответствии с приоритетами для крупных частных, правительственных и международных концернов.

Теория отражает то, что представляется естественным ходом человеческого мышления. Сталкиваясь с множеством контролируемых или неконтролируемых элементов, отражающих сложную ситуацию, разум объединяет их в группы в соответствии с распределением некоторых свойств между элементами. Наша модель позволяет повторять данный процесс таким образом, что группы, или скорее определяющие их общие свойства, рассматриваются в качестве элементов следующего уровня системы. Эти элементы, в свою очередь, могут быть сгруппированы в соответствии с другим набором свойств, создавая элементы еще одного, более высокого уровня, и так до тех пор, пока не будет достигнут единственный элемент - вершина, которую зачастую можно отождествить с целью процесса принятия решений.

То, что мы только что описали, обычно называют иерархией, т. е. системой наслаиваемых уровней, каждый из которых состоит из многих элементов, или факторов. Центральным вопросом на языке иерархии является следующий: насколько сильно влияют отдельные факторы самого низкого уровня иерархии на вершину -общую цель? Неравномерность влияния по всем факторам приводит к необходимости определения интенсивности влияния, или, как мы предпочитаем говорить, приоритетов факторов.

Определение приоритетов факторов низшего уровня относительно цели может быть сведено к последовательности задач определения приоритетов для каждого уровня, а каждая такая задача - к последовательности попарных сравнений. Сравнения остаются основными составляющими нашей теории, даже если исходная задача осложнена условиями обратной связи между различными уровнями или факторами.

Вернемся к положению о том, что наша теория является моделью естественного хода человеческого мышления, создающего концепцию и структуру сложной проблемы. На создание теории повлияло следующее:

1. При наблюдении за людьми, участвовавшими в процессе построения и установления приоритетов иерархии, обнаружено, что они естественно занимаются последовательным группированием отдельных предметов в пределах уровней и разделением уровней по сложности.

2. Лица, знакомые с определенной проблемой, могут построить ее иерархию разными способами, однако если суждения людей схожи, то их результаты будут близки. Кроме того, этот процесс малочувствителен, т. е. различия при детализации в пределах иерархии на практике не приводят к существенным изменениям в результатах.

3. В процессе разработки теории найден математически обоснованный способ оперирования суждениями.

По мнению участников, предлагаемый процесс отражает их интуитивное понимание проблемы. Более того, психологические ограничения оказались совместимыми с условиями математической устойчивости результатов.

В своей прекрасной книге «Число - язык науки» Данциг отмечает, что человеческий мозг обладает свойством восприятия чисел, которое является первичным и предваряет фактический подсчет; а именно, свойством осознавать, что малый набор предметов увеличился или уменьшился при добавлении или удалении некоторых предметов. Это - интуитивная способность, которая не является умением считать. Он отмечает, что даже некоторые животные обладают такой способностью. Наконец, Данциг размышляет о том, порождает ли эту концепцию опыт, либо опыт просто служит выявлению того, что уже заложено в мозгу природой. По зрелом размышлении оказывается, что верно последнее; осознание есть процесс идентификации событий, выявления различий в интенсивности или степени различий между ними в любых общих для них свойствах. Таким образом, то, что нам известно как «качественное», является нечетким способом осознания различий. Так как выживание человеческого рода требовало боль шей определённости, люди развили способность осознавать числа. Когда индивидуальный опыт включает разнообразие ощущений или видов деятельности и требуется некоторая обобщенная интерпретация или действие, то эти ощущения или виды деятельности должны быть каким-то образом объединены. Способ их объединения зависит от цели, которой они предположительно будут служить; наши цели диктуют, на чем следует заострить внимание. Поэтому нам будут нужны понятия приоритета и его измерения.

Разрабатываемая методология должна быть полезной для моделирования проблем, включающих знании и суждения таким образом, чтобы в итоге обсуждаемые сложные предметы были ясно выражены, оценены и установлены их приоритеты. Суждения могут уточняться с помощью обратной связи, что будет в свою очередь вести к дальнейшему уточнению суждений. Мы использовали метод анализа иерархий и для получения групповых суждений посредством достижения консенсуса. В результате любое полученное нами решение превращается для лица, принимающего решения, в совершенно определенный ответ. В какую бы форму не вылилось окончательное суждение, всегда найдутся люди, чьи суждения отличаются от любого полученного исхода, однако при формировании суждений группой следует синтезировать интересы каждого члена группы.

Мы покажем, что старинное изречение о том, что нельзя сравнивать яблоки и апельсины - неверно. Яблоко и апельсин имеют много общих характеристик: размер, форму, вкус, аромат, количество семян, сочность и т. д. Можно предпочитать апельсин по одним характеристикам и яблоко - по другим. К тому же степень нашего предпочтения по этим характеристикам может меняться. Мы можем быть безразличны к размеру и цвету, однако и степень нашего предпочтения по вкусу может меняться в зависимости от времени дня. Выдвигаемый нами тезис о том, что сложные сравнения подобного рода часто встречаются в действительности, требует

выработки определенного математического подхода. Метод будет разбиваться и для подобных сравнений в динамике. Практика принятия решений связана с взвешиванием альтернатив, каждая из которых удовлетворяет некоторому набору желаемых целей. Задача заключается в выборе той альтернативы, которая наиболее полно удовлетворяет весь набор целей. Нас интересует получение числовых весов для альтернатив относительно подцелей и для подцелей относительно целей более высокого порядка. Желательно, чтобы эти веса имели смысл для задачи распределения ресурсов. Например, если веса представляют собой суммы денег, расстояния, или какую бы то ни было исследуемую физическую величину, то они должны получиться теми же, или близкими к тем, что экономист или физик может получить своими методами измерений. Следовательно, в результате нашего процесса взвешивания нужно получить веса или приоритеты, которые являются оценками в основной шкале отношений. В то же время, когда различные виды деятельности физически взаимозависимы и видам деятельности с низким приоритетом, влияющим на виды деятельности с более высоким приоритетом, выделяется малое количество ресурсов, это не должно занизить количество ресурсов для видов деятельности с более высокими приоритетами. Вот почему распределение ресурсов должно быть произведено при условии ограничений взаимозависимости.

Даже при одних и тех же условиях существуют разные стили принятия решений. Один южно-корейский экономист - специалист по планированию, человек, который полагал, что его страна могла бы более преуспевать, чем Япония, сказал:

В Японии процесс принятия решения представляет собой разговоры, разговоры и разговоры, пока вы не достигнете консенсуса. В Корее и Китае - это разговоры, разговоры, однако затем кто-то сверху принимает решение. Вы видите это в доме самого бедного корейского крестьянина, где он является хозяином. Вы видите это и критикуете в нашей политике. Мы видим это в нашем большом бизнесе, где проводятся отличные исследования, однако окончательное решение принадлежит президенту. Это может создать проблемы, когда структура нашей промышленности станет более сложной, хотя это было очень хорошо на ранней стадии промышленного роста.

Это хорошо согласуется с комментариями высокопоставленного японского чиновника о процессе принятия решений в Японии:

Любое решение в Японии принимается посредством консенсуса. В японском правительстве большинство решений первоначально предлагается чиновниками. Затем их предложения проходят через множество обсуждений, из которых только последнее происходит в кабинете министров. Даже в кабинете обсуждение может продолжаться часами, притом никто не высказывает законченного мнения. В конце концов, премьер-министр говорит: это наш консенсус. Он также не очень точен. Однако дальнейшие действия производятся в соответствии с этим неточным консенсусом, но каждый чувствует, что внес определенную лепту в то, что будет сделано. Вследствие этого в Японии каждое решение заурядно, однако его исполнение - отличное. (The Economist, 7 May 1977, p. 46).

Иногда решения, принимаемые в больших организациях или правительством, по-видимому, игнорируют человеческий фактор. Э. Дадарио в одной из статей говорит, что:

Из-за неопределенностей принятия решений в политике общество не движется в соответствии с его техническими возможностями... До тех пор, пока процессы в политике не обеспечат ясного ранжирования приоритетов, вклад науки и техники в разрешение отдельных проблем общественного благосостояния, вероятно, останется случайным и несистематическим... Лица, принимающие решения в политике, при применении научного подхода к ранжированию приоритетов не должны забывать о своей основной функции - защите человеческих ценностей. Используя научный подход для решения больших социальных проблем, лица, принимающие решения, учатся количественному выражению многих решений, ранее принимавшихся на основе интуитивных или нормативных суждений («Ventures», Журнал Иельской Высшей школы, весна 1971 г.).

Возможно, наш количественный подход позволит избежать опасности дегуманизации, о которых говорит Дадарио.

Эта книга предназначена для читателей с разным уровнем подготовки и намеренно включает некоторые повторения идей. Она не нацелена исключительно на ученых исследователей или специалистов в области измерений.

Я благодарен моим коллегам, доктору Дж. Беннету и доктору К. Уейду, стимулировавшим обсуждение и возникновение некоторых идей, и моему другу доктору Дж. Майеру за прочтение рукописи, приведение ее в порядок и переработку некоторых разделов с целью сжатия изложения. Я также признателен за приведение в порядок и редактирование первоначального варианта книги моей бывшей студентке и сотруднице, занимающейся приложениями, связанными с разрешением конфликтов, доктору Дж. Александер. Я благодарен также за общение и помощь в работе с компьютером семи юным умам, моим бывшим и нынешним студентам: П. Блеру, Г.-Ю. Чженю, А. Десаи, Э. Эрденер, Ф. Ма, Р. Мариано и Л. Варгасу. Наконец, я глубоко признателен моей секретарше и помощнице миссис М. Браун за высококачественную обработку рукописи.

Т. Саати

Пенсильванский университет

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление